Римское право. Здесь читаем, здесь не читаем

Проект Закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации» внесен Министерством финансов Российской Федерации в Правительство РФ. Согласно заключению Минэкономразвития РФ об оценке регулирующего воздействия законопроекта, изложенному в Письме от 30.10.2017 № 30703-АТ/Д264, «в проекте акта присутствуют положения, которые вводят избыточные административные и иные ограничения и обязанности для субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности или способствуют возникновению необоснованных расходов субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности».

Будет ли Государственная Дума всерьез читать и обсуждать законопроект? Хорошо бы, чтобы прочитала, потому что некоторые статьи вызывают серьезные вопросы:

Например, по многочисленным просьбам таможенных представителей введена норма (пункт 6 статьи 348) исключающая солидарную обязанность таможенного представителя по уплате таможенных платежей «если исполнение такой обязанности связано с использованием при подаче декларации на товары поддельных документов, документов, полученных незаконным путем, документов, не имеющих юридической силы».

Однако, похоже применить ее на практике будет затруднительно, поскольку таможенному представителю в качестве основания для освобождения от солидарной ответственности предлагается «доказать, что он не знал и не мог знать о таких нарушениях, ……что будет установлено решением суда».

В этой норме не только забыт принцип римского права “factum negantis nulla probation” – отрицание фактов не требует доказательств, но и один из важнейших принципов публичного права – поддержка государством в публичных отношениях предпринимателя, как более слабого субъекта, что, в том числе, выражено в возложении обязанности по доказыванию в спорах из публичных правоотношений на государственный орган (ст.200 АПК РФ).

Действительно ли государство хочет лишить таможенного представителя своей поддержки в спорах с таможенным органом и почему? Какой факт будет устанавливаться решением суда? Как сложится правоприменительная практика?

И, наконец, почему такая важнейшая для таможенного представителя норма уже на стадии законопроекта вызывает так много вопросов?

Конструкция указанной правовой нормы, по мнению предпринимателей, содержит дефект юридической техники, что открывает возможность для произвольного толкования и не только создает благодатную почву для порока правоприменения, но и ставит под сомнение практическое применение и достижение желаемого предпринимательским сообществом эффекта от предлагаемой нормы в принципе.

У меня нет ответов на вопросы, но, на мой взгляд, их вполне можно объединить в один: «Нужен ли таможенной службе в принципе таможенный представитель?»

 

 
< Ранее  
Римское право. Здесь читаем, здесь не читаем - TKS.RU

Не пропустите

;