">

Ни аудит, ни передел рынка не спасут нас от контрабанды

Пока Федеральная таможенная и Федеральная налоговая службы ищут максимально эффективные способы борьбы с незаконным ввозом товаров – маркировка, интеграция систем ведомств для прослеживания поставок и пр., − контрабанда продолжает поступать в Россию. Бизнес предлагает свои решения для обеления рынка, но пока они больше похожи на попытки обеспечить более выгодные условия конкретным игрокам.

Большая часть контрабандных товаров идет из Китая через Казахстан и Киргизию – на этот счет есть целые исследования, а фуры с казахскими номерами длинными колоннами заходят на московский рынок «Садовод». Добросовестный бизнес, задействованный во внешнеэкономической деятельности, страдает от чересчур жестких контрольных мер со стороны таможни и налоговой, в то время как потоки контрабанды не иссякают, а теневые компании продолжают спокойно работать. Поэтому сами предприниматели выходят с идеями, как обелить деятельность компаний, задействованных в импорте товаров. В частности, предложены и обсуждаются на круглых столах, в том числе в Торгово-промышленной палате, две концепции: таможенный аудит и ограничение права декларировать товары.

Одна группа ратует за концепцию таможенного аудита, который бы проводили лицензированные компании. Сейчас таможенные органы борются с недостоверным декларированием (т.е. с контрабандой), а должны, в идеале, противодействовать «системным источникам недостоверного декларирования», то есть недобросовестному бизнесу, говорят авторы концепции.

Предполагается, что одна коммерческая структура будет с некоторой периодичностью приходить к другой с проверкой. Лицензию на оказание услуг по таможенному аудиту будет выдавать уполномоченный орган, вероятно – сама ФТС.

Нам, однако, не думается, что таможенный аудит станет спасительной таблеткой и обелит рынок. В существующих реалиях эта концепция на практике грозит обернуться тем, что в контрабандных схемах появится еще одна «прокладка». Выдача лицензий определенным компаниям рождает риск коррупции. Как определять тех, кто достоин особого статуса? Что помешает компании-аудитору и компании, участвующей в ВЭД, договориться между собой?

Вторая идея, прозвучавшая недавно и наделавшая немало шума в среде участников ВЭД, заключается в том, чтобы поделить рынок таможенного оформления только между профессиональными игроками – таможенными представителями (как наша компания) и уполномоченными экономическими операторами. Такие компании для получения статуса проходят проверки, выполняют довольно жесткие условия, установленные законом, вносят денежное обеспечение своей деятельности, а потому им сложнее опустить концы в воду, реализовав какую-то контрабандную схему. Таковы доводы авторов этой инициативы.

Надо ли говорить, в каком негодовании пребывали участники ВЭД, которые декларируют товар самостоятельно? И мы согласимся с теми, кто воспринял такую идею в штыки. Во-первых, потому что всякое искусственное ограничение вредно для рынка, ведет к ценовым сговорам или банальному падению качества сервиса. Загонять импортеров под крыло таможенных представителей надо пряником, а не кнутом, предлагать такие условия, чтобы предприниматель сам захотел перейти к брокеру. А принуждение только породит неприязненное отношение.

Во-вторых, раздел рынка оформления между профессионалами не очистит его от контрабанды. Все-таки очень громкими были дела с участием таможенных брокеров и операторов в пособничестве контрабандистам. До сих пор тянется дело петербургского бизнесмена Дмитрия Михальченко, обвиненного в контрабанде алкоголя. Организовывать поставки помогала компания из зеленого сектора. Да с одним брокером на всю страну мы тоже работали, ничего хорошего из этой истории не получилось.

С контрабандой все до банальности просто: пока на границе стоит физический человек и контролирует, что ввозится в страну, у недобросовестных компаний будет возможность декларировать одни товары под видом других и оплачивать «слепоту» должностного лица, принимающего решение.

Сейчас ФНС и ФТС очень сплотились на фронте борьбы с нелегальным выводом средств. С закручиванием гаек при большом участии ЦБ тем, кто занимается серыми поставками, стало значительно сложнее переводить деньги зарубежным поставщикам: как их легализовать, если декларации на товар не было, или в декларации указано 5 рублей, а по факту нужно перевести 100? Но один только валютный контроль, даже доведенный до совершенства, не способен справиться с проблемой.

Контрабанда, на наш взгляд, исчезнет тогда и только тогда, когда ФТС и ФНС наладят систему полной прослеживаемости товара, о которой говорят в запой уже несколько лет. Когда будет создан механизм, позволяющий проследить всю цепочку поставки, перемещение груза, изменение цены на пути от поставщика до прилавка, уплату налогов и пр., тогда можно будет говорить о реальном отпоре серосхемщикам. Сейчас внедряется система маркировки разных категорий товаров, с лета в нее включают обувь. Но и это полумера, которая скорее ложится обременением на импортеров и потребителей, нежели реально позволяет легализовать поставки.

Юлия Шленская, президент группы компаний «КВТ»


 
< Ранее  
Ни аудит, ни передел рынка не спасут нас от контрабанды

Не пропустите

;